Мой секс с королевой копро Светланой Редич — II

Копро королева говноедов Светлана Редич

Я некоторое время смотрел на этот банкет. Наконец я не выдержал и захотел снять с неё трусики, но решил, что пусть доест весь салат, ведь я его не зря готовил. А сам пошёл в туалет снять напряжение. Пока я «снимал напряжение», Света вдруг застучала в дверь с криком «Пусти! Ой, быстрее!» Я не мог остановиться, и только через минуту, когда кончил и надел брюки, открыл дверь. Она стояла, держась за живот, в котором громко урчало, а под ней была приличная лужа, и с трусиков капало. Между ног на трусиках расползалось влажное пятно.

«Я тут описалась и наложила в трусы! — заявила она – Что ты так долго?». Ну, что поделать, она девушка и вообще-то без комплексов, а тем более в такой обстановке.

Я её пустил, пока она заходила спиной ко мне, я успел увидеть, что сзади трусики прилично отвисали, и сквозь белизну просвечивало коричневое.

Да, не выдержала, бедная… Света, едва успев сдёрнуть трусы, уселась на унитаз и, даже не закрываясь от меня, начала своё дело.

Бурчало и шипело так, что я подумал, унитаз просто разорвёт. Наконец Света остановилась. Я думал, что она встанет, и отошёл от двери туалета, давая ей дорогу, но она заявила: «Погоди! Ещё не всё!» Она немного помассировала свой животик, и вскоре вновь раздался громкий треск, бульканье, из неё снова полилось. Она ещё передохнула и снова сделала то же самое.

Всего так было целых пять раз! Ничего более интересного с её стороны я не наблюдал, да раньше она мне никогда и не позволяла наблюдать, как делает ЭТО. Я снова очень возбудился, хотя только что кончил. Наконец она встала, подтёрлась, спустила воду. Животик её теперь стал чуть меньше, и она сказала: «Ну, кажется, можно есть дальше».

Света хотела натянуть трусики, но вспомнила, что прилично в них наложила, и замерла, не зная, что дальше делать. «Да выбрось их в тазик в ванной, — посоветовал я. – Отстираются». Она так и поступила. Потом мы направились в зал, причём она ухитрилась пройти по луже своей же мочи, и до самого зала тянулись следы её ног.

Теперь Света была без трусиков, но это её ничуть не смущало. Света уселась в кресло, расставила ноги и снова начала есть. Теперь она ела чуть быстрее, но всё равно уделяла больше внимания соку, чем салату. Периодически посматривала на экран, где шла очередная эпопея «Богинь шопинга» всё с тем же педерастом Грачевым и комментировала смешные моменты. Я уже места себе не находил от возбуждения, но понял, что для секса сейчас не самое подходящее время.

К концу второй части «Богинь» Света допила апельсиновый сок. Салата в тазике ещё немного оставалось. Света громко рыгнула и заявила: «Мне опять пить нечего!»

В холодильнике сока уже не оставалось, и я бегом бросился в «Фору». Там купил два килограмма готового крабового салата, надеясь, что качество не будет слишком уж отличаться от приготовленного дома. Также купил два двухлитровых пакета томатного сока. Первым звуком, который я услышал, зайдя в квартиру, было, разумеется, громкое пуканье. Я торжественно поставил всё купленное на столик перед Светиным креслом.

«Вау!» — закричала она, открыла пачку томатного сока, налила полный стакан и быстрыми глотками отправила его в свой животик. Он, кстати, округлился уже настолько, что кофточка прикрывала только груди.

«Ты не лопнешь?» — спросил я и пощупал её животик. Он был упругим, но не тугим.

«Не, в меня ещё много войдёт — заявила она. – Погоди, сейчас только место освобожу… Где он? Вот!!!»

С этими словами она напряглась и пукнула. Но вдруг покраснела и сказала:

«Ой, кажется, я это…»

Света привстала, и я понял, что «это» — на кресле красовалась небольшая коричневая кучка. Вот что значит слишком сильно пукать. Мне даже смешно стало.

«Не обращай внимания, — сказал я, — Отмоется. А вообще, зачем тебе в туалет бегать, он далеко, можешь и не добежать. Я представляю, что у тебя в животе творится, надо быть осторожнее».

«А что делать? — спросила она. – Я, между прочим, ещё салата не наелась».

Я принёс ей из ванной пятилитровое пластиковое ведерко для мытья полов.

«Вот сюда будешь ходить, — сказал я. – И от телика отрываться не надо, и от еды».

Света была в таком состоянии (да и обстановка была такой), что она сразу же согласилась. Немедленно присела над ведерком, поддерживая обеими руками изрядно округлившийся живот, издала порцию залпов и выпустила в ведёрко струю жидкого поноса. Правда, не рассчитала, что одновременно начнёт писать, и струя мочи полилась прямо на ковёр. Остановиться она уже не могла и промочила участок ковра диаметром не меньше полуметра до нитки. Да и весь понос не попал в ведро, так сильно у неё всё разбрызгивалось. Но ей было уже всё равно, а мне тем более. Я к этому времени уже три раза бегал в туалет «снимать напряжение», но оно снималось ненадолго.

Пир Светы продолжался до трёх часов ночи. За это время я ещё дважды бегал в супермаркет. Первый раз за килограммом крабового салата и новой пачкой томатного сока, а во второй раз ей захотелось солёных помидоров, и я, недолго думая, взял трёхлитровую банку. К этому времени (около часа ночи) живот у неё был тугой, как барабан, раздавался вперёд и вширь так, будто она была на девятом месяце беременности. Пукала она практически каждые пять секунд, и, ко всему прочему, у Светы слипались глаза. Но она ни в коем случае не желала ложиться спать, не доев того, что я купил.

Ведро, которое я ей предложил, было уже на треть полное. Ковёр вокруг него насквозь пропитался мочой. Но теперь Свете было тяжело даже встать и обернуться к ведру, и я разрешил ей писать и какать прямо под себя в том положении, в каком она и сидела. Она не преминула воспользоваться этим предложением и трещала, булькала, журчала каждые пятнадцать минут, а в промежутках ела помидоры и запивала рассолом. На последнем помидоре у неё вдруг случился позыв на рвоту, но она смогла его сдержать, и её вырвало только небольшим количеством красноватой массы прямо на её животик.

«Пожалуй, хватит, — сказала, наконец, Света, — а то у меня живот треснет, или меня вывернет наизнанку».

Я взял её под руки и помог ей дойти несколько шагов до дивана. Она легла на спину и мгновенно заснула. Но до двух часов следующего дня, пока спала, трижды просыпалась, чтобы обкакаться и, кроме того, ещё четыре раза, чтобы описаться. Естественно, прямо на диван.

(Прочитано 2 054 раз, из них сегодня: 1 раз)